+7 (916) 085 75 45

Иск к больнице

Довольно долго длилось одно судебное дело. Все хотел поделиться, но разные стадии обжалования, волокита в суде по получению судебных постановлений просто не позволяли раньше времени, пока доверитель (мой клиент) не получит присужденное себе, написать об этом.

Как говорится, собственно, сабж.

Сейчас мы живем в такое время, что в нашей стране необходимо быть здоровыми и следить за здоровьем своим, здоровьем близких. Так как в целом состояние здравоохранения не только оставляет желать лучшего. Уровень отношения к больным работников медицинских учреждений такой, что врачебные ошибки допускаются на каждом шагу: и в государственных медицинских учреждениях, и в частных

Использование такого инструмента, как иск к больнице, не всегда может помочь. Как говорят мои знакомые, сами имеющие медицинское образование и работающие в соответствующей области, уровень халатного отношения таков, что уже пора сажать людей. Образцово-показательно.

За что, спросите вы? Представьте, что выписали вас из больницы. Не дай Бог, но — недолеченного – не хватило препаратов, или не смогли предоставить эффективное лечение, или еще что-то там… Хорошо, если вы сами за свой счет вылечитесь. А если Вам ампутировали, например, ногу? Причем, правда на вашей стороне – вы и только вы это знаете, а все – врачи, медики, и, даже на некотором этапе, друзья и близкие, которые отказываются верить – против.

Вам предстоит тернистый путь за правдой.

Обратился ко мне человек с проблемой. В результате падения с высоты четвёртого этажа  он попал в одну из столичных больниц с переломами обеих рук. Через месяц его выписали с ампутированной левой кистью руки и практически неработающей правой. За свой счет в другом учреждении он правую кое-как подлечил.

В ходе общения с врачами оказалось, что правой руке был неправильно поставлен диагноз – был сложный вывих, а не перелом. Пришлось заново его вправлять и фактически «оживлять» правую руку, на что ушло пол года.

После самостоятельных мытарств потерпевшего с бесполезными жалобами, было решено обратиться в суд за взысканием денежной компенсации, где ваш покорный слуга, и подключился. Так как дело врачебное, можно было рассмотреть уголовную составляющую и привлечение непосредственных врачей к процессу. Но пострадавший настолько уже устал от войны с ветряными мельницами, что уже просто хотел отбить немаленькие деньги, потраченные на восстановление здоровья.

И начался длинный судебный процесс, ответчиком по которому выступала одна из столичных ГКБ, в ходе которого выяснилось много интересного, как работают наши врачи. Например, как специально подделывают даты и приписывают записи в медицинских картах и картах стационарного больного. Как вам такое – еще в ВУЗах неоперившихся медиков специально учат составлять истории болезни так, что бы потом не нести ответственность? (информация из первоисточника, ВУЗ – столичный).

Или, например, наверное, мало кто знает, что сейчас врачи работают по стандартам оказания медицинской помощи. Например, любой взрослый, попавший в больницу лечится по документу, составляющему всего пять!!! страниц, содержащему только общие правила лечения. Применительно к нашему случаю, в частности, там не указано, что даже при сложных переломах необходимо операционное вмешательство, о чем догадается и додумает обыватель. Но и вы, если не поленитесь, то не найдете там ни про то, как накладывают сложные повязки или лангеты, как вырезают аппендицит, как лечат острые боли. Не верите? Проверьте, проверьте: см. Приказ Правительства Москвы от 30.12.98 №686 «Московские городские стандарты стационарной медицинской помощи для взрослого населения».

Все, как должны лечить остальное, что прямо там не написано – лишь на усмотрение врача/консилиума врачей, где они руководствуются доктриной и наработками медицинской практики.

И теперь одно из наиболее интересного. В ответ на логичный вопрос, который сможет задать изувеченный человек «Почему не лечили как надо?», ответ врачей будет «А патамушто!», или «Скажите спасибо, что оставили живого. Могли и этого не делать, нам стандарты разрешают!».

Как раз последнее и слышал от врачей, которые ходили целой компанией с судебными представителем со стороны больницы. Из одного судебного заседания в другое. Несмотря на то, что судебная экспертиза была на стороне моего клиента. Вторая сделанная экспертиза была явно противоречивой и прямо не опровергала факты, доказанные ранее.

А что там про моего клиента? А по сути его просто забыли. Поступил он в пятницу поздно вечером, летом. Из врачей с опытом никого нет, все на дачах. Наскоро перевязали, поставили ошибочный диагноз и оставили. В понедельник все пришли, чаю попили. «А кто тут у нас орет?»… «Баатюшки, да тут что-то не то, давайте завтра соберемся и обсудим!»… А на следующий день: «Да у него, братцы, гангрена! Надо резать. Все безвовзратно». Это я про правую руку молчу. А то, что левую можно было спасти  — это все в экспертизе есть, могу дать почитать. Клиент не против.

Но справедливость или ее часть на этом свете есть. Получил потерпевший по иску к больнице с ответчика не несколько миллионов, как хотелось, но все по закону, с ежемесячной пожизненной компенсацией. Но было противно смотреть, с каким остервенением билась больница в суде. Это при том, что уже и прокурор встал на нашу сторону.

По мысли, что бы подать в суд на врача, мало кто заморачивается. А в этом процессе можно их было притянуть напрямую, или возбудить уголовку, например. Но с юридического лица – больницы – проще деньги взыскать, потому и был подан иск к больнице как к работодателю виновных лиц. Но никто за это спасибо не сказал нам с истцом. Я, например, считаю, что следовало бы.

Конечно, длилось дело долго. Почти три с половиной года на суд, который сначала «потерял» иск (уж не знаю, может специально), что было предметом отдельного разбирательства; потом – медицинские экспертизы, обжалования, заседания с привлечениями врачей и экспертов…

Но, я считаю, как уже ранее писал, борьба за свои права при любом раскладе того стоит…

В качестве отступления, как и обещал, поделюсь полезным советом. А то все реклама-реклама себя-любимого..)

Трансплантация органов в нашей стране – вещь пока не поставленная на широкую ногу в официальном плане, как, например, в других европейских странах. Однако черный рынок этой сферы в нашей стране – процветает.

Нормативка – два закона:

  • Федеральный закон от 21.11.11 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» за №323-ФЗ;
  • лохматый закон РФ от 22.12.1992 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» за №4180-1.

Постараюсь лаконично и со ссылками. Трансплантация возможна лишь с согласия (ст. 6 закона о трансплантации). Однако презумпция согласия, установленная ст. 8 того же закона дает добро на изъятие органов, если констатирована смерть, если нет запрета от родственников (перечень лиц, могущих дать запрет – ч. 7. Ст. 47 закона об основах охраны здоровья). Но ст. 9 закона о трансплантации говорит о смерти клинической (когда не работает ни один орган), а так же и о смерти мозга (дубль – ч. 1. Ст. 66 закона об основах охраны здоровья).

В соответствии с п. 1 ч. 7 ст. 66 упомянутого закона реанимационные мероприятия не проводятся при состоянии клинической смерти (остановке жизненно важных функций организма человека (кровообращения и дыхания) потенциально обратимого характера на фоне отсутствия признаков смерти мозга) на фоне прогрессирования достоверно установленных неизлечимых заболеваний или неизлечимых последствий острой травмы, несовместимых с жизнью». А согласно ч. 6 ст. 66 реанимационные мероприятия можно не проводить при:

1) при констатации смерти человека на основании смерти головного мозга, в том числе на фоне неэффективного применения полного комплекса реанимационных мероприятий, направленных на поддержание жизни;

2) при неэффективности реанимационных мероприятий, направленных на восстановление жизненно важных функций, в течение тридцати минут.

Теперь русским языком на примере. Человек попадает в больничное учреждение после дтп или сильного удара по голове с сильной ЧМТ. По указанным выше нормам, и, если никто не закинул за него заявление в регистратуру ГКБ (родственники, жена и т.д.) о том, что не дают согласие на трансплантацию, вполне вероятно, что реанимационные мероприятия прекратятся (имеют право более тридцати минут не делать). Мозг человека войдет в новую плоскость существования (например, кома) и будет констатирована смерть головного мозга (диагноз, который до сих пор медицине, очень ответственным считается, назначаемый небрежно по мнению доктора медицинских наук, профессора В.В. Власова). А остальное – уедет в неизвестном направлении. Как коршуны ждут некоторые «лекари» такие тела в некоторых больницах и допускают «не интенсивную» реанимационную помощь… И при любом раскладе будут правы, даже если кто-то приедет спасать своего родственника. Скажут : «У нас очередь, есть пациенты по важнее».  Жуть, причем не придуманная.

Искренне надеюсь, что не все такие представители древней профессии и не ставлю никого в один ряд.

Но, дорогие мои, желаю вам быть здоровыми искренне и беречь своих родных и близких!)

Рубрика: Моя практика
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *